Ревность

Ревность

Я вошел в темную прихожую и услышал резкий щелчок. «Роза?» – спросил я, снимая мокрую от дождя куртку. Вспыхнувший свет на мгновение ослепил меня. Первое, о чем я подумал, когда ко мне вернулось зрение, – какие красивые ноги у моей жены! Вторая мысль, которая пришла мне на ум, не имела к ее прелестям никакого отношения. Удивительно, как отверстие диаметром в девять миллиметров может быть так похоже на железнодорожный тоннель!

Роза крепко держала мой «кольт» 38-го калибра обеими руками, как я учил. И можете мне поверить, ее руки не дрожали. Щелчок означал, что она взвела курок.

Я посмотрел на лицо жены и понял, что ей не терпится выстрелить. Еще мне почему-то вспомнилось, что я сам, как последний идиот, научил ее обращаться с огнестрельным оружием. Она была прилежной ученицей и теперь стреляла получше некоторых полицейских.

– Смотри, потом входную дверь не отмоешь от крови, – пошутил я, хотя мне было не до смеха.

– Кто она? – спокойно спросила Роза. – На этот раз я ее знаю?

– Я работал, – объяснил я, стараясь, чтобы голос не дрожал. – Выполнял особое задание.

– Особое задание! Рыжая или брюнетка? – хрипло рассмеялась она. – А ведь до этого могло бы и не дойти, если бы ты перестал бегать за бабами. Вспомни, сколько я тебя просила.

– О господи, опять ты за старое! – вздохнул я. – Мне казалось, что все эти глупые обвинения в прошлом. О чем ты только говоришь с этим психоаналитиком, который берет сто баксов в час?

– Ты что, меня совсем за дуру держишь? – рассвирепела Роза. – Я знаю, что ты был у любовницы.

– Тс-с… Сейчас три часа ночи. Соседи услы…

– Соседи? Пусть услышат. Пусть вызовут легавых. Я поинтересуюсь у твоих дружков, какое такое «особое» задание ты выполнял сегодня ночью.

Ее палец на курке побелел, и я закрыл глаза в ожидании выстрела и боли.

Вслед за щелчком раздался глухой звук упавшего на ковер револьвера. Я открыл глаза, на ватных ногах подошел к жене и опустился на колени. Роза зарыдала и обняла меня.

– Неужели ты думал, что я убью тебя, Джейк? – всхлипывала она. – Револьвер не заряжен. Я разрядила его.

– Роза, ну когда ты уяснишь, черт побери, что у копов ненормированный рабочий день? – вздохнул я. – Если не веришь, можешь позвонить мне на работу и спросить, где я был.

– И все равно я не верю в особое задание. Я разрядила револьвер, но это еще не значит, что я не пристрелю ее, как только узнаю, кто она такая… Ну ладно, пошли спать.

Я уже собирался идти за ней в спальню, когда ночную тишину разорвала телефонная трель.

– Джейк? – Я узнал голос соседки по лестничной площадке.

– Привет, Уитни!

– Я все слышала. Ты цел?

– В общем, да, но был на волосок от смерти. Роза навела на меня револьвер, но он, слава богу, не был заряжен.

– Это не может не радовать. Послушай, Джейк, у твоей Розы не расшатанные нервы, как ты думаешь, а кое-что похуже. – Уитни сама психоаналитик и постоянно учит меня, как жить. – Нужно что-то срочно предпринять. В следующий раз револьвер может оказаться заряженным. Если не хочешь, чтобы я поговорила с ней, позвони хотя бы ее психоаналитику.

– Зачем? Он два года промывает ей мозги, а толку никакого, – вздохнул я. – Она до сих пор угрожает мне револьвером. Знаешь, что во всем этом самое смешное? То, что меня могли пристрелить из моего собственного револьвера.

– Ты ошибаешься насчет психоаналитика, поверь мне, Джейк, – мягко сказала Уитни. – Все могло быть значительно хуже. Если бы не эти два года, тебя бы сейчас, скорее всего, везли в больницу.

«Или в морг», – невесело подумал я.

– Спасибо за звонок, – сказал я. – Давай обсудим это завтра. Мне нужно спать, завтра на работу…

– Последнее завоевание? – поинтересовалась Роза, когда я вошел в спальню.

– Это Уитни, – объяснил я и начал расстегивать рубашку. – Она услышала шум и позвонила, чтобы узнать, все ли в порядке.

– Ей-то что до этого? – возмутилась жена. – Вечно она сует нос не в свое дело.

– Роза, – вздохнул я, снимая промокшие туфли. – Если мне не изменяет память, раньше Уитни тебе нравилась.

– Нравилась, но только до тех пор, пока не начала приставать к тебе. – После небольшой паузы Роза задумчиво проговорила: – Конечно, это Уитни. Как же я сразу не догадалась!

– Не смеши меня, – хмыкнул я. – Уитни могла бы быть твоей подругой, если бы ты этого захотела.

– Я не шутила, Джейк, – покачала головой жена. – Если я узнаю, что ты мне изменяешь, и узнаю, с кем, то с удовольствием пристрелю ее. И мне будет все равно, подруга она или незнакомка.

Она сказала это таким голосом, что я ей поверил…

Частично Роза была права. Конечно, у меня была любовница, но не Уитни, как она думала. Мы уже полгода встречались с Кэрол, соседкой сверху.

Вчера у меня, конечно, не было никакого особого задания. Я провел полночи этажом выше. Чтобы усыпить подозрения жены, прежде чем идти домой, я вышел на улицу и несколько минут простоял под дождем. И только промокнув, поднялся наверх. Не зря же я был полицейским!

Мы с Кэрол договорились встретиться в ресторане в половине десятого. Не дождавшись ее, я достал сотовый и набрал номер.

– Я жду тебя уже битый час, – упрекнул я любовницу.

– Я не приду, Джейк, – сообщила она. – Надоело прятаться. Ты должен с ней развестись.

– На каком основании? – поинтересовался я. – Ты не знаешь Розу. Она обязательно закатит скандал и превратит развод в громкое шоу. Если хочешь, я могу сказать, что будет, если я подам на развод. Меня вышвырнут с работы за моральную распущенность – и прощай пенсия.

 

 

– Но я боюсь за тебя, Джейк! – воскликнула Кэрол. – Я слышала, как она ночью кричала.

– Ничего страшного. – Я попытался ее успокоить. – У нас просто плохая звукоизоляция.

– Я тебя люблю. – В ее голосе послышались слезы. – Ты тоже меня любишь. Я тебе тысячу раз говорила, что нам нужно объясниться с ней. Рассказать, что мы любим друг друга, и потребовать, чтобы она ушла.

– Ты сошла с ума? – опешил я, едва не поперхнувшись кофе.

– Я-то нет, а вот твоя женушка, похоже, совсем спятила. Не хочу делить тебя с этой ненормальной бабой! Неужели ты не понимаешь, что она может перерезать тебе горло, когда ты будешь спать… Подумай над моими словами, Джейк. Ты знаешь, где меня найти…

К тому времени, как я допил кофе, в голове у меня родился план. Если все пройдет как надо, мои проблемы будут решены.

Я позвонил на работу (сказал, что неважно себя чувствую), потом жене и отправился домой. Но вместо того, чтобы открыть свою дверь, подошел к квартире Уитни и нажал кнопку звонка.

– Привет! – сказал я.

Без макияжа Уитни выглядела особенно соблазнительно. Я не раз говорил ей, что она слишком красива, чтобы вправлять мозги всяким психам. Ей бы сниматься в кино.

– Я передумал, Уитни, – вздохнул я. – Ты была права, нужно что-то делать. Поговори с Розой.

– Ну, слава богу! – облегченно вздохнула она и улыбнулась. – Лучше поздно, чем никогда.

Мы подошли к моей двери, и я начал рыться в карманах в поисках ключа.

Уитни зябко повела плечами: она вышла на лестницу в одном халатике.

– Вот черт! – выругался я. – Кажется, я забыл ключ.

– Позвони в дверь, – посоветовала Уитни, стуча зубами от холода.

– Замерзла? – Я обнял ее и, прежде чем она могла отстраниться, поцеловал в губы. – Сейчас я тебя согрею.

Услышав скрип открываемой двери, Уитни оттолкнула меня и воскликнула:

– Роза, это не то, что ты ду…

Роза держала в руке револьвер. Все как сегодня ночью, только на этот раз он был заряжен. Пуля отбросила Уитни на стену, на ее высокой груди расцвела красная роза.

Роза посмотрела мне в глаза и довольно усмехнулась, как бы говоря: «Напрасно ты мне не верил».

Мой удар угодил ей в подбородок. Она рухнула на пол как подкошенная. Я перешагнул через неподвижное тело жены, подошел к телефону и позвонил в полицию…

Забирая до сих пор не пришедшую в сознание Розу, Флекс и Грис сочувственно качали головами. После того как эксперты из лаборатории сделали свое дело, санитары увезли Уитни в морг. Все это заняло на удивление мало времени.

Я сказал, что немного приду в себя и приеду в участок дать показания. Флекс с Грисом велели не торопиться. Что ни говори, работа полицейского, конечно, опасна, но в ней есть свои преимущества.

Оставшись один, я открыл банку пива, лег на диван и взял телефон. В квартире наверху раздались звонки.

– Джейк, как ты? – взволнованно спросила Кэрол. – Я услышала выстрел, потом приезд полиции… Я так испугалась…

– Полный порядок, Кэрол. Роза застрелила Уитни, нашу соседку по площадке. Ты ее знаешь, она была психоаналитиком. Моей супруге с чего-то взбрело в голову, что она моя любовница.

– Что?

– Поговорим позже, крошка. Мне нужно съездить в участок и ответить на несколько вопросов, – прервал я и положил трубку.

Наконец свободен, с ликованием подумал я! После того как Розу упекут в тюрьму или психушку, это уж как получится, с разводом проблем не будет. И при этом никаких алиментов! Здорово!

Я отхлебнул пива и принялся размышлять о будущем. От приятных мыслей меня оторвал телефонный звонок. Если это опять Кэрол, то она слишком рано начинает надоедать. Слава богу, она мне не жена и бросить ее будет намного легче, чем Розу! Нет уж, хватит с меня супружеской жизни!

Но через несколько секунд я пожалел, что эта была не Кэрол.

– Джейк, твоя жена удрала! – сообщил дежурный сержант.

В трубке раздавались чьи-то взволнованные голоса, но я не мог разобрать слов.

– Что? – Я резко сел. – Как она могла бежать из камеры? Как это произошло?

– Не из камеры, а из кабинета сержанта Честера. Вылезла в окно.

– Какого черта Роза делала в кабинете Честера? – не понял я. – Она убила человека, и вы должны были посадить ее за решетку.

– Мы не хотели сажать твою старушку в камеру к пьяницам и наркоманкам, – смущенно откашлялся Фил. – Знаешь, полицейская солидарность и все такое. Честер отвел ее к себе и запер в комнате.

– Идиоты! – заревел я.

– Это еще не все! – вздохнул сержант. – Она прихватила с собой револьвер. Честер, как назло, забыл, что он лежал в столе.

– Честер оставил в комнате револьвер и открытое окно? – У меня похолодело сердце от дурного предчувствия. – Потрясающе! Куда он ходил? Захотел угостить ее пончиками и кофе?

– За кофе и аспирином… – опять вздохнул Фил. – Сам понимаешь, жена полицейского…

В этот момент входная дверь распахнулась, и на пороге показалась разъяренная Роза.

– …опаснее обычной женщины, – закончил я за него. – Спасибо, что позвонил, Фил…

Нет, Роза не убила меня. К счастью, я остался жив. Но даже если меня когда-нибудь выпишут из этой проклятой больницы, о женщинах мне все равно придется забыть. Женушка постаралась…

Ничего не поделаешь, сам виноват. Не нужно было учить ее стрелять…

(Продолжение в следующем номере)

Элизабет Дирл

 

FacebookTwitterPinterest